Итоги

Странный месяц сентябрь вышел – полутрезвый весь с безумными гуляниями до 5 утра. Сначала был день рождения Кати Кырсти, о котором я уже писала. Потом Юджин и Лиза открыли бар Kiteloop, потом было День Рождения Светы, потом новоселье у Катюшки и Насти, которые после долгих и упорных поисков сняли дом. Ах, вы бы видели этот дом и веранду и остальное!!! Дальше пошла череда вечеринок в местных заведениях, потом Ольга приехала, потом у самого Юджина был день Рождения, потом отъезд Ольгин отмечали. Кроме того, время от времени меня пытались напоить в барах претенденты на сердце или просто на ночь.
И я сама, просыпаясь в 9 утра и глядя на себя в зеркало, спрашивала: «Слышь, детка, у тебя когда батарейки-то сядут?» потому что несмотря на это, выгляжу я хорошо, да еще и по паре-тройке часов почти каждый день катаюсь. А, учитывая, что катаюсь я по программе, составленной Африкой – а это блин значит «в передозе и перезарезе» – короче, та еще нагрузка. А энерджайзер все работает! Правда, когда Африка потребовал, чтобы я взяла выходной (оказалось, что с моента моего приезда сюда в июне у меня было их всего два, и то, один – чинила лэптоп и болела, после отравления пищевого). А не получалось иначе со всеми моими занятостями. Вот сейчас из отпуска Мирослава вернулась – в аптеке работать будет вместо меня, тогда займусь по полной программе всеми прочими вопросами: и баром и отелями, а так времени просто не было. Ну, это учитывая, что время на воде – святое и на него без острой необходимости претендовать никто не будет.

А еще я потеряла 100 долларов казенных денег. И это стало последней каплей в бочке моего финансового кризиса, начавшегося в августе. А еще началом какого-то нереального везения и позитива. С одной стороны, мне бы в пору расплакаться под пальмой с бутылкой водки, потому что не на что есть, нечем платить за жилье и долг висит, а тут к нему еще сотня баксов добавилась. А мне стало как-то смешно. Ну нету денег и нету. Плакать – глупо. Надо зарабатывать. Но сначала Ольгу проводить. И мы собирались в ее последний вечер посидеть с бутылочкой Шабли в «моем» баре, прямо на берегу у моря за одним из стеклянных столиков с подсветкой прямо, между факелов, Посмотреть как Тин крутить горящими боями свое файер-шоу (мальчик у нас работает в баре – поазывает трюки с огнем). Но, как говорят «Хочешь рассмешить бога – расскажи ему о своих планах». Сначала пошел дождь. И не просто дождь, а настоящий ливень, такой, что дорога превратилась в ручей и даже мой прогулочный велосипед на 28 колесах местами увязал в лужах по самые втулки. Именно поэтому пришлось задержаться в Свиссе и так и не дождавшись окончания дождя поехать на такси по гостиницам оплачивать бронь на новогодние. Вот где-то там между Сан Шайном и Фулл Муном, прыгая по лужам с сумкой документов и чеков, заполняя квитанции и прочие бумажки, я и потеряла сотню баксов.
И это было не все – не успела я доехать до Ким Нгана, как почти во всем Муи Не отключили электричество. И в Ольгином Тьен Дате тоже. В Ким Нгане,кстате, свет был – у нас свой генератор стоит.
Переодевшись в сухое, смирившись с потерей я поехала к Ольге. Посидев полчаса и поняв, что дождь не кончается, а света нет решили поти куда-нибудь, пока Шабли не нагрелось)). Куда-нибудь – дело несложное. Здесь во многих заведениях можно со своим вином приходить. Но не во всех. В соседних с ней ресторанах, в которых был свет, за бутылку настоятельно требовали денег. Ну, недолго думая, благо дождик утих, отправились в сторону Свисса и осели в Кайт-лупе. Света там тоже не было, но предусмотрительный Юджин держал лампус нереальной мощностью, что создавало дополнительный уют в нашем кайтовом заведении. Как мотыльки на свет в кайт-луп стали подтягиваться и другие обитатели Муи Не. Прохладное Шабли закончилось, и я в красках и лицах вещала в полутемноте истории о посадке кайта парашютным способом от ВДВ,о стройке в Свиссе, о прогулке под дождем стоимостью 100 долларов и еще о чем-то. А потом выяснилось, что еще с начала месяца у Лизки с Юджином хранится недопитая, а точнее почти полная бутылка дешевого местного рома, настолько местного, что его коммерческая цена приравнивается к себестоимости дешевого же белого далтского вина, производимого из порошка и ни разу не в Далате. Под вновь начавшийся дождь, под разговоры и прощания, ром с колой пошел на ура.
А история о ста долларах сделала свое дело, где между первой и второй, уже бутылкой, Ольга брала клятвенные обещания с Сереги кормить меня в Свиссе. (Тут надо сделать небольшое отступление: Свис все еще закрыт на ремонт, но вновь-построенный со стороны улицы двухэтажный ресторан (кухня которого соседствует с двориком за аптекой) потихоньку работает в тестовом режиме, и должна признаться тесты того, что готовят на кухне наши Лешки – это одни из самых вкусных событий в нашей незамысловатой жизни.
Вчера, например, меня кормили пельменями, а ближе к вечеру еще и блинчиками с творогом и яблокам, запеченными в меду. Сегодня на завтрак подогнали тарелку (читайте, миску) борща. Ах, какой это был борщ! Горячий, наваристый, пряный, с кусками мяса и сметаной…))
Жизнь сразу наладилась и даже пошедший днем дождь не изменил ощущения абсолютного счастья.
А потом еще Катюшка приехала и сказала, что они нашли гест мне за 150 баксов. Вот поеду смотреть с ней, что это такое, и если понравится, то 1 октября перееду.

О баре и моей работе в нем

Вечером опять пошел дождь. Сижу в своем баре и изобретаю способ избавится от воды на подходах к Свиссу и на полу станции…)) Течет крыша, сделанная умелыми вьетнамскими руками.Вообще, о руках отдельно еще напишу. В процессе осваивания профессии менеджера бара периодечески сталкиваюсь с новыми для себя проблемами и навыками. У меня персонала всего три человека: барменша Хом, бармен Лам и парнишка, крутящий файер-шоу Ты(и)н. Но я уже схожу иногда с ума от вьетнамских привычек)
Например, ввиду того, что у Хом есть еще одна работа – детям в младшей школе физкультуру преподает, – бармены начали менятся сменами. В принципе, я не против – главное, чтобы бар работал. Но закончилась эта пересменка тем, что в один прекрасный день в баре вообще не оказалось бармена. А у меня был тот самый третий выходной. Зато Африка оказался в баре после отсутсвия и, само собой разумеется, было крайне неприятно, ну и влетело за недосмотр. А в другой раз днем на работу вышел Тын, который и нужен-то вечером только со своим файер-шоу. Теперь составили график – и путаницы не будет. Я надеюсь))
Другой особенностью работы с вьетнамцами является то, что если их научить что-то делать – они это будут делать именно так, как ты их научил, но стоит внести изменения в программу и они впадают в ступор.
Например, пока вечерами пару дней шли дожди, факелы и с толики с подсветкой не выставляли у моря. Дожди перестали идти, а факелы и столики вновь ставить не стали – пришлось напомнить еще раз))

А вообще, интересное это занятие. Африка разрешил кальянную зону обустроить в октябре – так что занимаюсь поиском ковриков поуютнее, – табак, уголь и кальяны из Москвы уже привезли – здесь как-то не в моде подобные вещи и найти их не удалось))
Еще с легкой руки Лама коктейль фирменный придумали, безалкогольный. Спасибо его маме, не знаю как ее зовут, и растению Алое))
Потихоньку вникаю в цены на рынках, супермаркетах и магазинах Фантьета. Мелкооптовых, естественно.
В сентябре же под руковдством свиссовского менеджера Сергея провели первую часть тренинга по коктейлям – учили мой персонал как правильно готовить Black и White Russian Голубые гаваи и Лагуну, Лонг Айленд, б-52 и прочие иже с ними классические варианты. Благодаря Ольге остались фотки, как только переверну их – выложу.

Ну вот как-то так) Живем активно и бурно.

Ах, да. Проповала поясную трапецию – кататься легче, но Африка сказал, что учиться надо в сидячей, что в общем-то хорошо, потому как поясной я себе все ребра стерла, пока вырезалась в передозный ветер – временно обнимать меня нельзя – больно)) Сидячей, правда, натирает внутреннюю сторону бедер – но это издержки, к которым привыкаешь, когда катаешься регулярно. А так как с октября я в аптеке не работаю – времени на каталку останется намного больше.

banner ad
|

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.