История о том, как я ела собаку.

Вообще-то история произошла давно, но все руки никак не доходили написать.
Все началось со звонка моего хорошего знакомого, уже лет 30 живущего во Вьетнаме. Пребывая в состоянии относительной трезвости он предложил составить ему компанию на вьетнамском ужине с его друзьями, совладельцами гестхауса, в котором я жила в мае и в котором ныне проживает изрядное количество моих друзей, а также Эд, и с целью: поесть собачатинки (я знала, что она будет входит в меню блюд заранее – так что никакой ошибки не было) и опробовать выученные вьетнамские слова и фразы на носителях языка. Дело было вечером, делать было нечего и я согласилась. Тем более, что ужасно хотелось попробовать настоящей вьетнамской кухни.
Стол был накрыт на улице – прямо перед магазином и входом на жилую территорию. За столом сидел мистер Фонг (южанин) и его северовьетнамский друг из Ханоя, чье имя я запамятовала. С помощью переводчика в лице Игоря мне обьяснили в какой тарелке что находится, открыли бутылку вина, ибо водку я не пью, и навалили тарелку всего, включая собачатинку и ожидая моих впечатлений от еды. Я попробовала – вкус как у испорченного печеночного паштета, только жесткого и жаренного. Но вежливо (ох, мама, зачем мне эта вежливость) поблагодарила и соврала, что вкусно. Фонг обрадовался и положил еще, а также поднял тост за дружбу народов.
Отказываться было неудобно, даже неприлично – а Фонг то и дело заботливо подкладывал в мою тарелку собачатинку и вареный бамбук. Первое время спасала зелень – вьетнамцы всегда ставят на стол миску с зеленью: мята, лимонная трава, салат и еще какие-то неизвестные мне растения, которые, как выяснилось, прекрасно перебивают вкус и, как говорят, помогают пищеварению. Однако жевать траву все время – невозможно, и как бы я не закусывала, в итоге мне уже было невмоготу и от мяса четвероногого друга человека и от мятно-лимонно-лакричной жвачки. Пришлось запивать и то и другое вином, которое Фонг так же охотно подливал, стоило стакану опустеть наполовину. Сами вьетнамцы пили водку и ничуть не уступали в этом процессе известным на весь мир пьянством русским. Тут Игорь в очередной раз попросил меня сказать чо-нибудь на вьетнамском и я произнесла фразу “Как Ваше здоровье?” в версии моего учебника, которая звучала примерно так “Шык хоэ тьенао?” – Фонг меня не понял и я произнесла ее так, как ее произносят наши бичбои “Ваэн хоэ хам?” – Фонг закивал, а я многозначительно посмотрела на Игоря, мол, живу на юге, учить буду южный вьетнамский. Игорь, владеющий несколькими диалектами вьетнамского и являющийся ярым сторонником ханойского варианта, не согласился и решил спросить мнения вьетнамцев. Зря, через минуту северный и южный вьетнамец спорили уже даже не о правильности языка, а, как перевл Игорь, о том кто в войне кого победил и кому от этого было хуже-лучше. Мне продолжали подкладывать мясо, в перерывах между пьяным спором. Я запивала вином неприятный вкус.
В итоге напилась. До состояния еле стояния на ногах. Тут Игорь дал отмашку уходить, ибо спор становился все жарче. К счастью мозг еще работал и принял спасительное решение ни идти и не ехать домой (все равно бы не дошла, да и с мотобайка свалилась бы), а доползти до доброго Эда – благо всего десять метров. Я дошла, наверное, поздоровалась, даже залезла в Интернет, включила какую-то музыку, начала что-то писать или сочинять и… отрубилась. До сих пор немного стыдно.
На следующее утро уже в Ким Гане завтракая с диким похмельем в то время, в которое обычно обедают, я долго смотрела в глаза двух собачек – Белки и Шульки, пытаясь понять – знают они или нет, что давеча я закусывала их собратом – но, Белка добродушно виляла хвостом, ожидая свой кусок моей яичницы, а Шулька – маленький щенок – и вовсе не обращала на мои мысли никакого внимания, а только носилась под столом, то и дело пытаясь лизнуть Белку или мою голую пятку. Угрызений совести по поводу поедания собаки, равно как и каких-либо иных протестов со стороны морали я не испытывала. А вот то, что спонтанно напилась и уже не первый раз – меня беспокоило: слишком легко стать алкоголиком в этом раю, пожалуй надо завязывать с застольями. И с собаками.

banner ad
|

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.