Красные и белые дюны Муи Не

Красные и белые дюны Муи Не

Эпиграф:
Нат Ке: Когда тебя лишают последней возможности выбирать, в сущности тебе дают неограниченную свободу принимать абсолютно любое решение, которое было бы невозможным при наличии хоть какой-либо альтернативы.

***
- Сколько вы знакомы? – спрашивает Вася. Мы с Нат переглядываемся, задумываемся: «Второй день?» отвечает она, переспрашивая, «45 часов» добавляю я. Нам не верят. Так не бывает. Два абсолютно разных человека, никогда не знавшие друг друга, встретились 45 часов назад и говорят на одном языке, одновременно отвечают одной и той же фразой, понятной им двоим, заканчивают друг за друга предложения, боже, умудряются ездить на одном мотобайке являясь одним целым, но при этом вовсе не сливаясь в одну фигуру. Я пятый день за рулем. Вести пассажира трудно, особенно если он вертится по сторонам и вывешивается с двухкиллограмовой фотокамерой в разные стороны. Но мы едем, не шатаясь, не падая, вовремя создавая баланс, ровно за секунду до появления дисбаланса. Я полгода ездила с очень опытным водителем, моим бывшим молодым человеком, и такого не было!
- Где ты ее взяла? Как вы познакомились? – спрашивают мои друзья здесь в Муи Не. Я не знаю, как им ответить. Прямо: кому кирпичи, кому кокосы, а мне на голову сваливаются хорошие люди. Так и Нат Ка: она позвонила, пришла на станцию, села на диван, мы начали говорить и весь остальной мир не то, чтобы перестал существовать, нет, наоборот – он свернулся сверхновой четко между нами, чтобы мы могли его рассмотреть получше. Каждая с позиции своего побега в Азию. С позиции накопленных мыслей, идей, истин, ответов, вопросов, просто жизненного опыта, черт возьми. Короче, нам было чем поделится друг с другом.
Именно ради таких людей и таких знакомств стоит вести дневник, оставлять телефон в подписи и отвечать абсолютно на все звонки.

Да… она позвонила, сказала, что полгода не разговаривала с русскими и вот проездом по пути на север Вьетнама и хотелось бы пообщаться, но с человеком, который тут живет, а не с отдыхающими и туристами. Очень честно в общем-то. Я ответила, что она может прийти на станцию или позвонить вечером. Тоже честно. Она пришла. Так приходят кошки, так приходят друзья. Я сама так прихожу. Просто появляюсь, тоже сваливаюсь на голову, но очень вовремя и очень кстати. Не потому что такая замечательная, вовсе нет, просто так устроен мой мир. Видимо, Нат Кин тоже.
В этот раз очень кстати встретились две случайности.
Я не буду больше ничего писать о моей новой подруге и спутнице по провинции Бинь Туан на протяжении 7 дней и 8 ночей. Я лучше расскажу, чем мы были заняты помимо длинных неторопливых бесед о жизни, людях, странах, путешествиях, кайтах, фотографиях, кошках, пои, моде, наркотиках, мужчинах, друзьях и недругах, о самих себе, о своих родителях и вообще обо всем, о чем могут говорить две личности женского пола, выбравшие не совсем женские дороги.

Но, вернемся к Муи Не. Приятные беседы с приятными людьми ценишь тем больше, чем дольше живешь вдали от цивилизации. Это был четвертый день аренды моего первого мотобайка. Нат Ка активно искала что-нибудь полезное для фотоаппарата, ибо в курортном Муи Не по большому счету делать ей было нечего. Сначала я по привычке рисовала дороги до Фан Тьета и дюн, а потом мне в голову пришла мысль просто отвезти ее на дюны. Вопрос с работой решился сам собой: станция работает с 9-10 при наличии ветра, а Вьетнам просыпается в 4 утра. Я даже не знаю, что больше мне хотелось показать: Дюны или то Муи Не, которое вижу я, когда на рассвете катаюсь на велосипеде по окрестностям.
Иногда у меня бывает ощущение, что мы – экспаты живем среди декораций, которые каждое утро для нас тщательно выставляют вьетнамцы. Если встать рано-рано, когда отдыхающие еще не встали или хмельные выползают из закрывающихся диско-баров, то все выглядит немного иначе…
Например, до 7-8 утра на улице даже в центральной части курорта работают мобильные фобошницы, в которых едят работники отелей, ресторанов и строек. Позже о них напоминают только отодвинутые к ближайшей стене, словно забытые кем-то, маленькие столики, да пара табуретов. Мусоровоз медленно проезжает через весь поселок, мальчишки в робах наперегонки бегают от одного контейнера к другому, кидая мешки с мусором в кузов и перекрикивая друг друга, будто играют в футбол. Точно такой же мусоровоз проезжает и ночью около двенадцати, но работают молча, быстро и хмуро. Вьетнам – страна жаворонков.

А если выехать в 5-30, то можно увидеть как по улицам (ах, да, в Муи Не не одна улица между прочим, то есть для туристов – одна, а для вьетнамцев… просто днем этих улиц не видно) сонно бредут ученики в наспех повязанных галстуках и с портфелями в руках. А вам в детстве хотелось тащится рано утром в школу?) Хозяева магазинчиков и кафе, живущие в деревне и в Фан Тьете едут открывать свои заведения, или даже возвращаются с рынков с продуктами. Если фрукты можно купить и в 8 утра, то хорошую свежую рыбу надо успеть купить – к 7 нормальной уже нет, к 8-9 лодки, загрузившись льдом уходят обратно в море. Кстати, на факториях в Фан Тьете работает очень много корейцев. А некоторые лодки проводят в море по несколько месяцев: рыбу у них забирают более мелкие суда, отгружающие ее в порт. Это не знаю к чему, просто вспомнилось.

В безветренные дни по утрам вдоль моря по всему пляжу будь то Ланмьен или гестхаус снуют женщины, собирающие мелких ракушек и крабов, и мальчишки, вытягивающие небольшие сети. Тут же носятся их дети, перепрыгивая лежаки, прячась под пляжными зонтиками и развлекая себя одним им понятными детскими играми. Это уже после них гостиничный персонал расчесывает песок граблями. Даже у охранников совсем другие лица в это время. Вообще, вьетнамцы уважают тех, кто рано встает. Я – сова. Но иногда мучаюсь бессоницей или соседствующим Диджей-стейшн (диско-бар), так что и мне перепадает уважения, потому как порой в 4 утра непонятно, стоит ли еще засыпать или имеет смысл уже вставать.

Но, я снова забегаю куда-то, в конце концов, может мне просто не хотелось, чтобы Нат Ка уезжала, потому что хотелось еще пообщаться, или потому что за два дня место не узнаешь. А ей Муи Не показалось сначала не очень интересным и больше двух дней она задерживаться тут не планировала… А может мне просто очень хотелось поделится с кем-нибудь своими наблюдениями-сокровищами, которые я бережно храню в своей голове, как ребенок набор фантиков, стеклянный шарик и стрелянную гильзу в коробке из-под печенья.

На Дюны, а Красные дюны находятся по пути к Белым мы выехали часов в пять-шесть утра. Во-первых, в это время еще не жарко, даже прохладно. Во-вторых, экскурсии начинаются как правило позже и есть возможность увидеть пески еще не истоптанными ногами, отснять их в своей природной красоте. По большому счету, на дюнах ничего кроме дюн и нет: просто природа красиво подобрала сочетания красок. А еще утром не столь назойлива детвора с кусками линолеума, бегающая за тобой и предлагающая “слайдинг”. Одним из первых вьетнамских слов в моем лексиконе были “không cần, không nên” (не надо). Оно часто спасает от мотобайкеров, уличных торговцев и попрошаек в городе, хотя не всегда воспринимается – неправильное произношение играет свою роль, да и не ждут от иностранца знания вьетнамского, а иногда вызывает бурный восторг и желание выяснить, что еще я знаю. Но чаще спасает.
Дорога до красных дюн легкая, и до белых почти такая же трасса новая, исключая последний километр, который представляет собой просто песчаную дорогу с канавами и рытвинами, камнями и прочей прелестью. Лично я по ней больше 25 км в час ехать не могу. А в самом конце и вовсе песок наступает со стороны озера лотосов – так что Нат Ку пришлось ссадить и толкать мотобайк самой, в результате образовалась небольшая пробка.
Тем не менее, до дюн добрались.
И там увидели… лошадок: да-да, маленьких вьетнамских лошадок, нечто среднее между осликом и пони. Тащится по горячему песку было лень, поэтому решили, что поедем на лошадках и отдали за них по 100.000 донгов. Как потом выяснилось лошадки везут на ближайшую горку и там останавливаются. Так как нам надо было дальше – куда не все доходят, но откуда на озеро открывается именно тот вид, ради которого стоит ехать, поворчали на развод с животным транспортом, расплатились, отправили лошадок нафиххх и пошли пешком. Времени было около 10 утра, но песок местами уже нагрелся до состояния сковородки.

Я попробую выложить некоторые фотографии. Вообще с профессиональной фотокамеры они получаются каrих-то нереальных размеров, сжимать их в графическом редакторе мне неудобно, да и качество теряется. Хотя цвет, несмотря на отсутствие фотошопа и фильтров кажется остается целым и невредимым. Кроме того, я все-таки думаю, что у Нат Ки будет фото выставка по итогам жизни в Азии и не хочу нарушать ничьих авторских прав, равно как и правил форума о несанкционированной рекламе. Так что худшее из фотографий в сжатом виде))

На дюнах в Муи НеДюны Муи НеБелые пески Муи НелошадкаКрасные дюны Муи Не
дюныпо дороге на дюныозеро лотосовозеро лотосов и белые дюны красиво ведь просто

Нат Ке
Пустыней жаркой, в дождь холодный,
Идет, куда глаза глядят,
Всегда уставший и голодный,
Но не вернувшийся назад.

И мудрецы, скрипя бумагой,
Все судят: «От чего бежит?»
А он смеется – бедолага:
«Не от чего – а просто жить».

Да как же так? Какие тайны
Его влекут идти вперед?
Быть может ждет небесной манны?
А может просто в чем-то врет?

Пусть споры длятся бесконечно
Загадка путника проста:
В одной песчинке видеть вечность
И душу в чашечке цветка.

banner ad
|

2 комментария to “Красные и белые дюны Муи Не”

  1. Nat Ka пишет:

    верните мну

  2. Pinky Yazz пишет:

    Билет тебе нужен сюда, а там разберемся)
    Ежели че, пойдешь пои крутить в Вакс))

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.