Проблемы жизни в замкнутом социуме.

Русскоговорящий социум в Муи Не не такой уж большой и довольно замкнутый. Ну, собственно, все всех знают и как в одной большой деревне – одна собака залает, другие подхватыают.
В общем, рядом с застольями по-русски соседствуют такие же русские ссоры и конфликты. А будучи ограничены более узкой тусовкой одной станции люди рвутся в эти споры и конфликты как на корпоративные вечеринки. У рая есть свое закулисье и со временем, вертясь в общем котле, ты начинаешь понимать с кем и о чем и ком можно или нельзя и как, если можно, говорить.
Ситуация вполне типичная для любого круга людей, например обычна для любого для оффиса. Мне в силу обьективных обстоятельств достается чуть больше жалоб друг на друга. Ну во-первых, я человек – новый, во-вторых, ни с кем еще не вступала в конфликты, ко всем лояльна и философски смотрю на жизнь с позиции своего собственного опыта общения с очень разными людьми. В-третьих, видно располагаю к задушевным беседам)))
Но вчера я устала. Устала от количества глупых и мелочных претензий моих друзей друг к другу, устала лавировать между чужими конфликтами, не желая принимать в них участия и высказывать свое сочувствие якобы обиженным сторонам. Устала от их напряжения, которое цепной реакцией передается всем, даже самым адекватным людям и он, в свою очередь теряют контроль над собой. Тем более, что проблемы кто кого послал в сад по сравнению с реальными проблемами других людей, отнюдь не жалующихся и ничего не говорящих – абсурдный детский сад.
Вечером была куплена бутылка далатского – дешевого местного вина, которую я уговорила под ужин в Ким Нгане с ноутбуком напротив, размышляя на тему гендерных связей в условиях дауншифта)))
А потом позвонила Леська – и я включила Скайп и она слушала как бьется море о набережную Ким Нгана, просто море, просто с шумом врезается в камни, бросая брызги на крайние столы нашего гестхауса. Такое вот единение вечной стихии и прогресса – сидит моя Лесечка в московской квартире, закопавшись между презентаций, переводов, проектов и бракоразводных бумаг, и слушает в режиме реального времени Южнокитайское желтое море.
По-моему романтично.
И мы болтали о всякой ерунде: о прошедших в Строгино соревнованиях по вейк-борду, о моих новых босоножках со стразами за 150000 донгов, обсудили половину мужского населения Муи Не – а как же иначе – туфли-то есть есть))), о моей работе, о смешных посетителях в аптеке, о ценах в Москве, о моем дневнике и о ее запланированной поездке в ЮВА зимой. Леська, смеясь, интриговала меня посылкой, которую передаст в Муи Не через Дашику, и еще о чем-то смешном, глупом и девчачьем, а море все шумело и шумело…
На самом деле я очень признательна Леське – она каким-то седьмым чувством понимает, что происходит. Когда к концу июля у меня закончились леньги и было нечего есть, Леська интуитивно к ффразе «Привет» стала спрашивать ела ли я сегодня. А спустя еще пару дней, тем же чувством, а может логикой, заподозрив несостыковку – после моего «Да, ела», она спрашивала «Что ты ела?». И мы вместе, в режиме on-line планировали мой бюджет на август, чтобы не завидовать собаке, которой отдали порцию непонравившейся говядины. К тому же это ненавистная мне, хозяйская собака, постоянно облаивающая меня, когда я одна захожу, и льстиво виляющая хвостом, когда я иду в компани Сона или Африки – боится она из и делает вид, что само дружелюбие. Впрочем, поскольку я знаю, что их она боиться – при них показываю ей язык, кривлю рожицы и всячески ее обзываю. Типа, мы – квиты)
Вот такой у меня знакомый пес в Муи Не – сожрал мясо за 50000 донгов и все равно лает))

banner ad
|

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.